Пепел и алмаз. «Dunhill wave» в Кемерово


20.10.2016


Когда мы поднялись из вип-зала в холл кемеровского отеля «Кристалл», часы на ресепшен показывали: Кемерово – 1 час 00 мин, Лондон – 1 час 00 мин. Я удивился этому совпадению – хотя и несколько условному (у нас был час ночи, а у них – час дня). Удивился потому, что практически весь вечер мы говорили об английской марке Dunhill – Кемеровский сигарный клуб пригласил к себе «Dunhill wave», сигарную волну, которая уже почти год идет по сигарным объединениям страны: Хабаровск, Екатеринбург, Омск, Рязань, Саратов, Волгоград, Валдай (Валдайский табачный форум), Москва, Ростов-на-Дону, вновь Саратов (Арбузный фестиваль «Дым над Волгой»), вновь Ростов-на-Дону (трубочный чемпионат), Санкт-Петербург, Зеленоград.
  Кемерово – тринадцатый по счету город данхилловской сигарной волны. Вылетел я в Кемерово 13-го октября. Ну, и час дня – то же, получается, тринадцать. Впрочем, реально тринадцатой оказалась только погода: в день прибытия в Кемерово началась зима, пошел снег. Встретивший меня в аэропорту Андрей Абакумов, руководитель Кемеровского отделения Российского сигарного союза, сказал: пойдем в город медленно, не успели переобуться. И не смотря на то, что «пошли» на полноприводном лексусе, скорость была не больше 20 км/час.
  На «Dunhill wave» мы курили две сигары – Dunhill 1907 и Dunhill Heretage boх pressed. Обе в одном формате – робусто. Только одна – данхилловская классика, а вторая – данхилловский эксперимент, одна из Доминиканы, вторая – из Гондураса.
  Кого-то порадовала сигара, кого-то общение. А меня – два момента, которые я хотел бы отметить.
  Первый - географический. Накануне я был гостем Зеленоградского сигарного клуба, и участники вечера, узнав, что я от них отправляюсь в Кемерово, тут же  расписались на своем фирменном клубном фейс-листе. Антон Кожевников, президент клуба, написал отдельные пожелания сибирским коллегам. В самом Кемерово в заседании приняли участие Алишер Кожахметов, руководитель Сибирского сигарного клуба (Новосибирск), и Андрей Бобров (Нижний Новгород). Сигарный союз не только названием, но и в реальности все больше становится российским.
  Второй момент – сигарно-содержательный. За последние месяцы в разных клубах мы прокуривали Davidoff, гаваны, русскую сигару, Dunhill, знакомились с сигарным портфелем Фортуны, Конди, Нески, Босснера, с региональными табачными продуктами – индонезийским кретеком… И в каждой марке на каждой такой встрече открывали для себя новое. Чем разнообразнее сигары и чем больше выбор, тем больше удовольствие. Вопрос не только в том, что без разнообразия не может быть удовольствия. Главное в том, что разнообразие интересов – это свидетельство зрелости сигарного сообщества.  
  Ну и еще один немаловажный момент: большая часть наших клубных дегустаций – уже не халява. Мы теперь все чаще покупаем сигары у производителя или импортера. Понравится новая сигара – хорошо. Не понравится – что ж, за знания всегда приходится платить.
  В этом главный смысл проекта «Dunhill wave»: быть на сигарной волне.
  Вечер завершился пепельницей. Их преподносят в подарок региональные клубы в рамках «Dunhill wave». Они деревянные, керамические, металлические. В Кемерово хотели сделать пепельницу из угля – Кузбасс – угольная столица России. Но, как пояснил Павел Дубцов, - уголь порода хрупкая. И преподнес пепельницу из гранатового экологита, который представляет собой магматическую горную породу, состоящую из низкохромистого пироп-альмандин-гроссулярового граната и жадеит-диопсидового клинопироксена. Серьезное название? А выглядит еще серьезнее.
  Выставку пепельниц мы устроим в конце года. На каждом экспонате будет написано: «Dunhill wave» и название сигарного клуба. Кроме кемеровского подарка – написать на этой породе что-либо трудно, порода непростая – в ней алмазы рождаются.
  Кто знает, - сказал Павел Дубцов, - может, и в этой пепельнице скрывается алмаз. Сказал и предложил сбросить в нее первый пепел: пепел Dunhill в алмазную пепельницу.

   Андрей Лоскутов,
   президент Российского сигарного союза
   Фоторепортаж


К списку новостей