Блоги


Битва за аэропорты: мы выиграли мало, они лишились многого

Итак, история о том, что в аэропортах – наконец-то – снова можно курить: каковы ее уроки? Не только Россия задает такой вопрос. На эту тему у меня вышла «гостевая колонка» в блоге британца Фрэнка Дэвиса, и она же была взята сайтом smokingbandits.
  Далее на протяжении нескольких абзацев я представлю вам свой сокращенный перевод этого собственного материала.
  Цитируем. Это была очень, очень маленькая победа над громадной машиной Табачного Контроля. Но все-таки то была победа, а значит, она заслуживает серьезного изучения. 
  Поправку к закону насчет курительных комнат предлагал один человек – депутат Госдумы Сергей Боярский. Эта фамилия знаменита по всей стране, поскольку отец Сергея, Михаил Боярский – обожаемый актер, сыгравший шевалье Д’Артаньяна, создавший живой символ настоящего мужчины и воина для нескольких поколений. 
  Боярский-старший также почетный и почитаемый глава нашего Всероссийского движения за права курильщиков. Его сын даже не член движения, но он депутат Думы от правящей партии «Единая Россия». 
  Первое, что следует отметить в истории с аэропортами – это ее длительность. Битва под Сталинградом в 1942 году развивалась куда быстрее. Хватило 8 месяцев для того, чтобы сломать хребет военной мощи Гитлера и развернуть ход всей Второй мировой войны. А что касается курилок в аэропортах, то я слышал из надежных источников, что «общий консенсус достигнут, мы их снова откроем» более чем за год до того, как поправка была, наконец, принята нижней палатой парламента. И ведь были еще месяцы борьбы до консенсуса. И потом поправка вновь и вновь выпадала из повестки дня – и снова туда возвращалась. 
  Второе, что следует подметить – это неконфронтационная тактика Сергея. Я сам подпрыгивал на месте и шипел, когда участвовал в многочисленных телевизионных и радио-битвах по этому вопросу и видел в очередной раз лицо Сергея на экране Скайпа. Я давно бросил курить, говорил он. Курить плохо, утверждал он.   Но аэропорты – особый случай, мы говорим о международных нормах и обычаях, нарушенных нашим «самым строгим в мире» законом от 2013 года. Мы не говорим о полном убийстве этого закона, заявлял Сергей, а только о коррекции некоторых его перегибов. 
  Если бы я был депутатом Госдумы, я бы как раз говорил, что весь закон надо отменять, что лживых, бесчеловечных активистов Табачного Контроля надо подвергнуть расследованию и, возможно, поместить в тюрьму. Я за полную денормализацию антитабачной кампании, а не только за курилки в аэропортах, говорил я на тех же шоу, когда получал слово. Но я хорошо понимаю, что в этом случае я на месте Сергея не получил бы нужного числа голосов в парламенте. 
  Я вполне сознательно играл роль экстремиста в наших эфирных дебатах, и Сергей на моем фоне выглядел мягким, склонным к компромиссам, реалистичным. В общем – это мой второй вывод – мы в России все еще слишком стараемся следовать «международному тренду» и не готовы выламываться из общих рядов. 
  Третье: заметим, что люди, голосовавшие за эту поправку, относятся к двум категориям. Одни, подобно мне, знают в подробностях, что мы имеем дело с громадным глобальным надувательством. Вторая же категория – эти люди не сторонники курения, но они хорошо знают, что запреты не работают и создают массу проблем, типа десятков путешественников, курящих в туалетах аэропорта. 
  И не забудем, что люди, твердо стоявшие все это время на стороне Сергея – то были руководители аэропортов страны, и еще несколько министерств, давно уже блокирующие множество новых запретов, продвигаемых Минздравом. И в итоге это они вместе выиграли битву, преподав урок антитабачному лобби. 
  А вот самый ценный урок всей истории: если у вас хватает терпения и выдержки, то вы можете победить этих, из Табачного Контроля. А это событие глобального значения. 
  Надо было видеть их ярость и отчаяние от самого факта, что парламент собирается сделать шаг назад в борьбе с курением, в то время как они – марионетки Табачного Контроля – продвигали целый набор новых шагов по унижению миллионов курильщиков. Они говорили, они брызгали слюной, они громили поправку  Боярского – и все же они проиграли. 
  Конец перевода. 
  Это – материал для иностранцев, с объяснениями того, кто такие Боярские и т.д. Что можно к нему добавить? Ну, может быть, еще красок и ощущений. 
  Первое из них: как 7-8 лет назад, так и сейчас журналистика – за нас. Самые разные телестанции и печатные СМИ готовили меня к бою, как своего призового боксера. Но – к сожалению, журналистика не может работать без информационных поводов. Зато уж когда поводы появляются, то обсуждается не узкий вопрос об аэропортах, в тема в целом. 
  И вот мои коллеги и я отвечаем в эфире на вопрос, где еще надо снимать запреты. Ответов было много: до сих пор ведь якобы нельзя давать пациентам больниц курить, когда это им, испуганным и слабым, нужно больше всего (надо было быть убийцей, чтобы предлагать этот раздел закона). До сих пор якобы нельзя курить в твоем временном доме – гостинице, и еще в поездах… 
  Вывод: информационные поводы для дискуссии надо создавать. И обнаруживать, что у нас – неплохая поддержка. Не только в СМИ. 
  А теперь снова о том, что уже было сказано. Какой же это был восторг – заново увидеть всех и каждого антитабачных персонажей, слушать, как они доказывают: ни в коем случае, никаких аэропортов и т.д. Они гремели, они грозили, они учили, они жаловались – в похожей ситуации 8 лет назад казалось, что эти персонажи непобедимы. А сейчас - вот они все выступили и получили то, что получили. Больше никакой непобедимости. 
  Да, мы очень немногое выиграли – зато они очень многое проиграли: ту самую свою репутацию обладателей кольца всевластия. 

   Дмитрий Косырев