Последний председатель Верховного Совета. Часть I


13.04.2018


Персоной Сигарной гостиной стал известный политический и государственный деятель Руслан Имранович Хасбулатов – последний председатель Верховного Совета России.
  Сегодня Сигарный портал публикует первую часть транскрипта.

  Андрей Лоскутов: Руслан Имранович был единственным государственным деятелем, который курил при Борисе Николаевиче Ельцине. Ельцин категорически не переносил двух вещей: мата и запаха табака. А Руслан Имранович Хасбулатов просто брал и курил при нем, даже не спрашивая разрешения. А матом ругались?
  Руслан Хасбулатов: Я вообще всегда считал, что в Кремле хозяин - я, а не Ельцин. Так как Кремль всегда был резиденцией российской власти, которую я возглавлял. Поэтому просто доставал и закуривал, при этом говорил: «Борис Николаевич, давайте научу Вас курить». Кстати, Ельцин был неплохой человек, если бы не эти помощники, искатели и создатели всяческих заговоров, – с ним вполне можно было работать. Я не считаю его злодеем. Я думаю, он был несчастным человеком, которым было легко манипулировать. Ельцин был не очень сильным руководителем.
  Андрей Лоскутов: Мы не ослышались?
  Руслан Хасбулатов: Нет - Горбачев был личностью сильнее.
  Андрей Лоскутов: Обычно выигрывает сильнейший…
  Руслан Хасбулатов: Видимо, не всегда. А про курение. Я помню такой случай на переговорах с Гельмутом Колем, первым канцлером объединенной Германии. Мы долго совещались, потом Коль, который, надо сказать, не курил, хотя сигарами увлекался, сказал мне: «Вы же курите – закуривайте, пожалуйста».
  Андрей Лоскутов: Вы сказали, что Кремль расценивали как резиденцию российской власти, которую возглавляли Вы. А как так получилось, что Вам потом Кремль пришлось покинуть?
  Руслан Хасбулатов: Почему "покинуть"? У меня был свой кабинет в Кремле до последнего. Я приезжал туда, когда хотел. Многие послы и главы парламентов просили, чтобы я принял их именно в Кремле. Но я не любил там встречаться. Я же не зря в 1992 году предложил превратить Кремль в музей. Потому что всегда считал, что в Кремле было слишком много зла: все эти хитросплетения, все эти подлости, убийства… Поэтому лучше бы было сделать Кремль национальным музеем. Мы разговаривали с Ельциным об этом, он согласился, но так и не сказал, когда это будет – то денег нет, то еще какая-то причина находилась…
  Андрей Лоскутов: А вообще, это в характере Ельцина было –соглашаться, а потом давать задний ход?
  Руслан Хасбулатов: Это был его стиль.
  Андрей Лоскутов: Может быть, он соглашался, чтобы просто от него отстали?
  Руслан Хасбулатов: Ну, не совсем так. Он соглашался не со всеми предложениями и инициативами. В наших рабочих отношениях было не редко: он что-то одобрял, но на следующий же день отказывался от соглашения. Он не считал себя обязанным быть верным слову. Я, например, мучился, чтобы мне какое-то соглашение, с ним достигнутое, провести  через парламент, столько сил надо было на это затратить, а ему ничего не стоило "забыть" о  своем слове, о своих обещаниях.
  Андрей Лоскутов: Да, в те времена парламент стоя не выслушивал указания   руководства...
  Руслан Хасбулатов: Я завидую парламенту сегодняшнему. У них президент же просто душка. С Путиным можно обо всем договориться. Если бы Путин был президентом тогда – мы бы с ним обо всем бы договорились. Ни до каких конфликтов бы дело не дошло. Это ж умный человек, который все прекрасно понимает.
  Андрей Лоскутов: Как показывает практика, парламент быстро привык к такому комфорту...
  Руслан Хасбулатов: Конечно. Лучше комфортно. И вместо того, чтобы просить о каких-то государственных делах, не лучше ли попросить о себе…
  Андрей Лоскутов: Из всех руководителей законодательной власти Новой России кто, на Ваш взгляд, был самым эффективным?
  Руслан Хасбулатов: Я считаю, что к таким можно отнести Геннадия Селезнева. Он был хорошим спикером.
  Андрей Лоскутов: Да - Геннадий Николаевич, восемь лет во главе парламента России...
  Руслан Хасбулатов: И назвал я его вовсе не из-за того, что я с ним был давно знаком, он публиковал мои статьи еще в начале перестройки, просто это был честный, образованный человек. Моя долгая жизнь меня научила тому, что можно окончить Гарвард, МГУ, но оставаться при этом бескультурным, безграмотным человеком. Селезнев был по-настоящему государственный человек. И он правильно соображал... Это - законодательная власть. А что касается финансово-экономической блока, то вот уже четверть века - совершенно бездарное, плохо образованное, ничего не понимающее ни в национальной, ни в социалистической,  ни капиталистической экономиках руководство. Именно отсюда сегодняшние наши проблемы. Три с половиной триллиона долларов поступило в нефтегазовый сектор. Вы посчитайте, сколько вагонов нужно, чтобы все эти долларов погрузить и перевести. Если хотя бы половина была использована на то, чтобы осуществить реформы – да мы бы сейчас просто посмеялись бы над этими санкциями. Я работал в аппарате ЦК ВЛКСМ, когда защитил кандидатскую диссертацию, меня оставили в МГУ на преподавательской работе. На второй же день вызывает секретарь парткома и говорит: «Тяжельников (тогда был первый секретарь ЦК ВЛКСМ) прислал за тобой машину». Он вызвал меня и сказал: завтра приступай к работе, готовь программу экономического образования молодежи. Вот чем я занимался…
  Андрей Лоскутов: В ЦК ВЛКСМ Вы в каком отделе работали?
  Руслан Хасбулатов: В отделе пропаганды, сектор экономической учебы молодежи. Там тогда были очень умные люди. Я не какой-то пустой пропагандой занимался. Как раз тогда я и познакомился с Ельциным. Буквально через неделю меня направили в Свердловскую область…
  Андрей Лоскутов: И первое впечатление о БН?
  Руслан Хасбулатов: Прекрасное. Он занимался строительством, конкретными делами. А передо мной тоже была поставлена задача разрозненные секторы огромной советской страны объединить общей программой экономической учебы молодежи, создать учебник. Что мы и сделали. В 1970 году я сформировал авторский коллектив, в котором были умные и интересные люди, такие как Попов…
  Андрей Лоскутов: О! Они потом и пошли страну рушить...
  Руслан Хасбулатов: Почему же? Попов ничего не рушил. Его не на то место поставили. Он нужен был в законодательной власти, а его сделали хозяйственником.
  Андрей Лоскутов: А Вы оказались на своем месте?
  Руслан Хасбулатов: Я был на том месте, где было огромное разнообразие мнений, взглядов, партий, лидеров. Однако все они меня слушались. Потому что уважали. Потому что знали, что Хасбулатов любое дело поддержит, но любую чепуху высмеет, причем перед всем миром. Вот я помню, одна женщина пытается меня оскорбить: мол, я всегда все делаю ниже пояса, я ей тогда сказал, что ниже ее пояса я даже и не прицеливался. В зале хохот. Может, это не очень хороший пример, но я считаю, что всегда должно быть место юмору. То есть шуткой можно сделать много. Это к вашему первому вопросу о мате. Не матом, а шуткой! Из Попова получился бы хороший спикер. Я говорил тогда об этом. Вторая проблема в том, что сама верхушка не была подготовлена к тому, что могли предложить умные люди... Впрочем, это уже все давно в прошлом, мы же собрались здесь не для того, чтобы устроить мне вечер воспоминаний...
  Андрей Лоскутов: Почему же? - именно для этого. Ведь это не только Ваша, но и наша история.
  Руслан Хасбулатов: Мало кто знает нашу недавнюю историю. Сейчас пишут все, как будто они творили эту историю или стояли рядом с творцами истории. И такое понаписано - про США, разрушившие СССР...
  Андрей Лоскутов: То есть это не внешние врагу, а все мы сами?
  Руслан Хасбулатов: Абсолютно. Вот, например – заговор, тем более сейчас, в новых условиях это модная тема. Никто же даже не понимает уязвимость и слабость этого умозаключения. Если ты – руководитель такой огромной страны, и вдруг другая страна разрушает твою -  значит, ты слабый руководитель, значит, тут ты сам что-то не доработал. Смотрите, маленькая Куба 60 лет противостоит Америке. Как же так получилось, что США не смогли сломать крохотную Кубу у себя под боком, но смогли разрушить огромный СССР на другом конце планеты? Не может быть разрушена великая держава, если нет разрушительных сил внутри. А самые разрушительные силы – это системная несостоятельность. Я не был тогда во власти, когда в Карабахском кризисе одна страна, одни правители захотели забрать часть другой страны, и их за это не наказали. А надо было повесить лидеров тех республик. Уверяю вас, все бы успокоилось.
  Андрей Лоскутов: В прямом смысле повесить?
  Руслан Хасбулатов: Взять и повесить, да.
  Андрей Лоскутов: Вы добрый...
  Руслан Хасбулатов: Ну хорошо, я условно говорю – трибунал, суд и пр. Я занимался Канадой, в 1970-м защитил диссертацию по этой стране. Когда там началось восстание – в 1968 году – это было на моих глазах, я был там. В течение 10 часов были подняты войска, расстреляно около 300 человек, но через пару дней все выглядело так, как будто ничего и не было. Если бы такой же порядок навели в Закавказье – точно такая же была бы ситуация. Государство должно уметь защищать себя. Это не значит, что надо наводить ужасы и т.д. Сейчас, например,  Государственная дума у нас занимается чем? Запрещает. Запрещает это, запрещает то. Это не защита государства, это озлобление граждан. Но когда какая-то группа людей пытается выйти за пределы, государство должно защищаться. И в этих условиях КГБ оказалось несчастным фиговым листком. А ведь в структуре КГБ было 200 тысяч офицеров! И все эти 200 тысяч офицеров имели высшее военное или политическое образование. А в итоге они не смогли защитить государство, которому обязаны были служить. Причем тут Америка?!
  Андрей Лоскутов: И сейчас она ни причем?..

  См. продолжение текста
К списку новостей