Вы и святой Петр: «А я всю жизнь мешал людям курить»

Каждый раз, когда я рассказываю об очередном эфирном побоище с антитабачниками, это, вне всякого сомнения, хвастовство: был, сразился, выстоял, а то и победил. Но куда интереснее, когда тебе противостоит вполне нормальный вроде бы человек, и ты наблюдаешь за его реакцией на происходящее. Вот как сейчас: удивление, замешательство, задумчивость. Такого человека не надо побеждать, лучше понадеяться, что он и сам поймет, в какую историю попал.

  Побоище было московского масштаба, на видео-площадке газеты «Вечерняя Москва», можете посмотреть целиком. И так получилось, что сторонники борьбы с курением оказались, во всех смыслах, в меньшинстве. Давайте посмотрим: ведущий, Руслан Орехов, занимал нейтральную позицию. Его коллега Михаил Виноградов – наш. Еще был Павел Данилин, журналист, политолог и юрист, наш человек. Медик Александра Сперанская, психиатр, тоже на нашей стороне. Про меня и говорить нечего – сами знаете.

  Мы, конечно, тоже все разные. У каждого своя любимая идея. Кто-то ненавидит борьбу с курением потому, что она строится на фальшивках и раздувании ненависти некурящих к курящим. А кто-то, может, и считает курение в целом злом, но не видит ничего хорошего в том, как именно у нас с ним борются – как минимум знает, что такими методами можно только проиграть. Это прежде всего Орехов, с его «борьба с курением тоже иногда приобретает самые разные формы с самыми присущими нам перегибами».

  А на той стороне – лишь скайповый фантом некоего члена Госдумы от ЛДПР, который сейчас сконцентрировался на борьбе с вейпом, и – вполне живой Антон Боровский, координатор проекта «Трезвая Россия». Лет на вид совсем немного, форменные наклейки на маечке, почти как мундир. И вот на одного этого человека набрасывается вся наша орава, притом что тень депутата от ЛДПР так борется с курением (затасканными формулировками), что с такими союзниками Антону никаких врагов было не надо.

  Напомним, что такое «Трезвая Россия». Чуть не половина бесконечных и унылых инициатив по запретам всего мыслимого – это от них, или от них тоже. Вот, допустим, насчет запрета на продажу алкоголя в торговых точках в жилых домах – тоже их. И каких угодно запретов еще, а ничего другого эта команда не умеет. Называет себя «федеральным проектом». Не запретишь ведь прикидываться государством.

  И вот симпатичный Антон Боровский – в этой компании. Хвастается тем, что активисты этой самой «Трезвой России» регулярно проводят рейды по стране, следят за тем, как выполняется то или иное запретительное законодательство. И стыда за свой род занятий особо не ощущает.

  Теперь посмотрим, что произошло с ним на передаче. Как поступают старшие товарищи Антона по борьбе, я знаю. Их стандартная тактика – не дать ничего сказать оппоненту, перебивать на каждом шагу. А если все-таки тот что-то говорит, то надо его обезвредить, сообщив аудитории, что она имеет дело с платным наймитом табачного лобби. Ответ на это они тоже ожидают – речь о том, что сами они наймиты зарубежного медицинского лобби. А, в общем, эти люди относятся к дискуссиям как к большой неприятности, и предпочитают обходиться без таковых.

  Но Антон, с его слабыми пока способностями к затыканию людей, оказался в компании, где все против него. Психиатр Сперанская рассказывает, что происходит с людьми, склонными к депрессиям (а таких очень много), если лишать их табака да еще и обзывать «зависимыми» и стыдить. Данилин подтверждает мою британскую статистику по раку легкого, показывающую, что люди бросают курить – а рак легкого никуда не девается. У Данилина такая же статистика, но от скандинавов: в общем, забудьте о том, что «курение вызывает» даже вот эту штуку, во что долго верили. И на наймитов табачного лобби вся эта разношерстная компания непохожа.

  Мы с Антоном потом, после эфира, обменялись словами – я сказал ему, что не рассчитывал на его мгновенное прозрение: люди вот так, на ходу, убеждений не меняют. Но посоветовал ему чаще проверять «факты», которыми он оперирует.

  И еще я сказал ему – уже в эфире – три вещи. Первая – что он попал в плохую компанию и занимается мерзостью. Второе – что необходима полная денормализация антитабачной компании, а она означает, что на таких, как он, активистов люди будут смотреть без всякого уважения.

  А вот третье – кажется, как-то его задело, и прочих участников передачи тоже. Эту историю мои читатели, а тем более друзья знают. Она звучит так: вот представьте, Антон, что вы рано или поздно умрете…

  Он, кстати, ответил: да, представил.

  И попадете тогда к вратам, у которых стоит святой Петр. Тот спросит вас: человек-человек, скажи, как распорядился бесценным даром Господа нашего – жизнью, что ты делал в своей жизни?

  И Антон ответил бы: а я всю жизнь мешал другим людям курить.

  К чему я все это пишу: а это я предлагаю вам амуницию для разговоров со всякими антитабачниками – и энтузиастами-одиночками, и вот такими вот системными бойцами. Дело в том, что есть такая штука, как совесть. И не может эта совесть никак не проявиться, если – как в нашей передаче в «Вечерней Москве» — несколько взрослых людей мягко, вежливо, но объясняют вот такому активисту, что тот занимается позорным и подлым делом. Что-то в голове у него должно остаться.

  Ну, и о ходе нашей дискуссии в целом. Самое приятное в ней было то, как много очень разных людей, по-разному относящихся к табаку, говорили по сути об одном: методы, которыми в очередной раз у нас с курением борются, годятся разве что в помойку. Заметим разницу – тут, с нашей стороны, никто не повторял заученные тезисы.

  И это лишний раз подтверждает мою мысль, которую я озвучил пару недель назад, рассказывая насчет «дела о несостоявшемся запрете курить на балконах»: что ничего не изменилось в отношении россиян к политике запретов. Одни считают, что это подлость и мерзость, другие – что просто дело бесполезное. Но чтобы смириться с запретами и воспринимать их всерьез – этого нет.

   Дмитрий Косырев

Оцените статью