Прямая сигарная линия: Никас Сафронов, часть третья

Прямая сигарная линия
Продолжение прямой сигарной линии - на вопросы сигарных клубов России отвечает Никас Сафронов (см. части первую и вторую).
Продолжение прямой сигарной линии — на вопросы сигарных клубов России отвечает Никас Сафронов (см. части первую и вторую).
  Никас, Вы – авантюрист?
  Наверное, отчасти — да. Потому что есть работы, которые делались случайно, но они стали знаковыми. Они неоднократно публиковались в журналах и газетах , людям это стало интересно. Например, моя еще школьная работа «Четырехглазая и неуловимая» ушла за какие-то бешенные деньги после того, как много раз она проходила на ТВ и в других СМИ,  в конце концов ушла под 100 тыс. дол. К сожалению, не у меня, а у тех, кто ее приобрел у меня ранее. То есть, вернее будет сказать, я ее в конце 80-х просто подарил одному зубному технику. 
  Авантюрист ли я в таком прямом смысле? Нет. А вот фильм «Искатели приключений» с Аленом Делоном и Лино Вентуро – они же тоже авантюристы. Искали самолет, который вылетел из Африки и упал в море с драгоценностями. И ведь нашли же. Так что, авантюрист авантюристу рознь, все зависит от того, в чем и как это проявляется…
  Вы изучали психологию в Московском государственном университет технологии и управления. Чтобы разбираться в психологии покупателей ваших картин?
  Психология нужна мне для другого. Когда я пишу портрет человека, мне надо почувствовать этого человека, чтобы правильно отобразить его на холсте или на бумаге. Изучение психологии в вузе помогает мне в творчестве сегодня.  
  Сальвадор Дали вписал себя в таблицу с величайшими гениями в истории живописи. А Вы на какое место себя ставите?
  Богу Богово — а Кесарю кесарево… Только время покажет . 
  Бывает ли цензура полезна? Вас она затронула в свое время?
  Цензура тоже бывает разная. Что касается  советского периода, она была и предвзятой и объективно справедливой. Меня, конечно, тоже коснулась цензура. Тогда я возмущался. Сегодня я считаю, что наверное они были правы. Например, я выставлялся за рубежом на эротических выставках. Определенные товарищи предлагали мне отказаться от этого. И взамен я мог получить государственные заказы на написание чуть ли не самого Брежнева. Теперь я жалею, что не написал многих достойных деятелей того периода. 
  Зачастую мы бываем предвзятыми по отношению к тому или иному времени. О прошлом остаются романтические образы. Как все было прекрасно-благородно во времена «Трех мушкетеров», хотя многие просто не понимают, что люди тогда жили до 35 лет – это был средний возраст: чума, холера, грязь, вонь в городах. Мы не слышим, как  они ожесточенно чесались от блох. Мы не помним, что французы придумали духи, чтобы избавиться от вони. Наши представления о жизни — это одно. Реальная жизнь — другое.  
  Вы жалеете, что чего-то не сделали раньше, в те же 80-е?
  Как я уже сказал, жалею, что не написал Брежнева. Я тогда отказался, считая, что это неправильно, что это противоречит моим внутренним идеалам. А сегодня я думаю, почему и нет, если бы я это сделал, картина стала бы исторической, оставившей в моем творчестве свой след.
  Наверное, по крупному счету, цензура мне не помогала. Но и не мешала. Возможно, не надо было тогда развивать эротику. Но она мне помогла стать замеченным, получить деньги в СССР, где я тогда не вписывался в установленные рамки.
  Но сейчас я думаю, что – возможно – было и правильно закрыть нашу страну куполом. Это был бы рай, если бы нас не пытался никто разрушить. У нас были бы ценности, которые сами по себе давали хороши плоды. Наука была в фаворе, образование… Со всеми можно было поговорить на разные темы. Девушки были влюбчивы. И ничего у тебя за это не просили. Им можно было просто почитать хорошие стихи.
   Окончание — здесь.
Оцените статью