Интервью со счастливым человеком

Гостиная
Андрей Лоскутов: В Министерском сигарном клубе, членом которого вы, Дмитрий, являетесь, есть только два человека, про которых практически невозможно ничего найти в открытом доступе. Один из этих двух - вы... Дмитрий Гужеля: А второй?

Андрей Лоскутов: В Министерском сигарном клубе, членом которого вы, Дмитрий, являетесь, есть только два человека, про которых практически невозможно ничего найти в открытом доступе. Один из этих двух — вы…  

  Дмитрий Гужеля: А второй?

  АЛ: Мы его тоже как-нибудь пораспрашиваем. Можем начать с вас?

  ДГ: Мне скрывать особо нечего. Заканчивал военно-инженерную академию, по первому образованию — военный инженер-исследователь.

  АЛ: Значит, вероятно,  из семьи военного?

  ДГ: Папа у меня замкомандира авиационного полка, сейчас на пенсии. Мама – врач. Такая классическая военная семья. Я путешествовал много. В связи с папиной работой. Шесть школ сменил. Родился в одном месте, жил в Узбекистане, Прибалтике, Германии. Наверное, с тех пор — страсть к перемене мест, поэтому, в том числе, поступил по первому образованию в военно-инженерную академию Жуковского. Закончил ее в Москве.  Проработал некоторое время в военном научно-исследовательском институте, занимался полигонами и системами жизнеобеспечения. А потом пошел в Сибирскую интернет-компанию.

  АЛ: С таким военным образование и с такой, что тоже немаловажно,  военной статью — это я про вашу внешность — вы пошли на гражданку? Почему?

  ДГ: Хороший вопрос. Когда в 1991 году я закончил школу и поступил в академию, все было еще неплохо. Помнишь, 91 год? А в 98-м армия находилась в тяжелой ситуации. После академии — научный сотрудник в спец-НИИ, денег не платили, казалось, про нас забыли все, а семью уже нужно было кормить — я женился после второго курса. Поэтому пришлось поменять профессию коренным образом: Сибирская интернет-компания, где я открыл для себя новое направление – телекоммуникационные проекты. Это начиная от телефонной связи и заканчивая интернетом для всех газодобывающих компаний. Параллельно занимался проектами в области образования. Потом перешел в Федерацию интернет-образования, где за четыре года мы по всей стране создали порядка 40 центров, полтора миллиона педагогов в них прошли подготовку. В 2010 году меня пригласили работать в Минобр именно как специалиста по целевым программам. Просто, без каких-то историй…

  АЛ: Как развивалось всё после перехода в Минобр?

  ДГ: Я работал в министерстве директором департамента федеральных целевых проектов. Потом, когда Фурсенко уходил, его менял Леванов, я ушел вместе с командой Андрея Александровича, уехал работать в Северно-Кавказский федеральный университет, проработал там, вернулся, проработал два года в РИА Новости директором РИА-Наука, опять же занимаясь проектами образования. Я продолжал по своему профилю — продвижение университетов во внешнем медийном пространстве, помощь в росте рейтингов. Мы первыми, еще до Минобра, запустили историю с рейтингами вузов. В том смысле, что надо сравнивать себя не только внутри страны. Мы первыми начали с международными рейтингами взаимодействовать, а потом, когда в Россотрудничество пришла Любовь Глебова, я пошел за нею. Она меня позвала на позицию уже замруководителя.

  АЛ: Тогда же вы и появились впервые в Министерском сигарном клубе. Я, кстати, помню это появление, когда вы моментально врубились в тему, и сразу стартовал  образовательный проект Россия-Куба…

  ДГ: Ну ладно, не переоценивайте… Образовательная сфера — моя, я в ней с 2001 года.

  АЛ: И сейчас тоже?

  ДГ: Сейчас я занимаюсь направлением – Цифровая экономика в Россотрудничестве. Являюсь советником по науке и русскому языку. Стал лидером России в этом году – победил в конкурсе лидеров России. В первой 30-ке.

  АД: Поздравляю. Таких как вы — тридцать!? Недавно мы проводили сигарный вечер с вашими ровесниками-резервистами. Я вошел в зал и, знаете, — какая-то наэлектризованность, такое вдруг ощущение силы. И они такие — заряженные, уверенные.

  ДГ: Многих из них я знаю лично. Команда реально крутая. Из тех ребят, кто сейчас находится в резерве — лидеры России, – можно брать и на целые направления ставить. У многих из них небольшой опыт госуправления, с этим есть определенные сложности. Как чиновник, который был и с той стороны, и с этой, могу сказать, что госуправление разбивает молодые горячие сердца своей тягучестью. Но при этом, несомненно, резерв надо использовать.

  АЛ: А сколько в нем человек?

  ДГ: Есть резерв президента, есть резерв правительства, есть лидеры России. Они близки друг к другу.

  АЛ: Сколько человек в таких резервах? Примерно.

  ДГ: Порядка 2000-3000 человек, это разные люди, чиновников среди них очень мало. Это те люди, которым действительно что-то хочется изменить в России.

  АЛ: И вы в числе 30. Вам какие-то преференции полагаются?

  ДГ: Я в числе 30 первых. В этом году лидеров делили на А, В, С, я попал в группу А. Всем, кто в финал прошел, выдали по миллиону рублей. Их можно потратить на обучение. И народ выбирает, куда пойти.

  АЛ: Вы куда?

  ДГ: Я выбрал Высшую школу государственного управления. Год продлится учеба. Она предметная. Делается проект под конкретный регион, в процессе обучения тебе дают материалы, ты из них формируешь проект, там внутри делятся все на команды, и каждая команда едет в свой регион на стажировку, в рамках этой стажировки проект прорабатывается, согласовывается с губернатором, реализуется. И это является защитой.

  АЛ: Вероятно, выбирают свой родной регион. Но у вас нет родного региона, в силу того, что вы шесть школ поменяли…

  ДГ: Вот прям родного нет, но я считаю, что один из моих родных – Калининград, у меня там родители живут. И  я планирую, что да, будет Калининград.

  АЛ: А что за проект?

  ДГ: Андрей, не стоит об этом подробно, это не очень захватывающая история.

  АЛ: А все же.

  ДГ: Ну, хорошо. Вот проект по Новгородской области. Есть поликлиники, есть население, которому необходимы качественные медуслуги. При этом регион находится в жутком дефиците, денег не хватает катастрофически. Надо как-то извернуться и сформировать историю с поликлиниками, чтобы люди получали те результаты, на которые они рассчитывают.

  АЛ: Регион-то беднейший. Как можно делать серьезные проекты там, где финансовой поддержки фактически никакой не будет?

  ДГ: Перегруппировка ресурсов. Например, часть функций поликлиник, связанных с тем, что туда часто приходят пенсионеры, которым не с кем поговорить (приходят пожаловаться на болезни, приходят поговорить), — часть функций передается социальным центрам, куда люди могли бы приходить общаться. Параллельно — создаются региональные мобильные медицинские комплексы, приданные этим центрам, они могут проводить комплексную диспансеризацию не на базе поликлиники, где оборудование  значительную часть года простаивает, а сделать так, чтобы оборудование перемещалось между разными точками субъекта. То есть за счет правильного распределения ресурсов сформировать новую среду с новым качеством…

  АЛ: Мне кажется, это все-таки задача Минздрава…

  ДГ: К сожалению, нет. Это все лежит в субъекте на плечах губернатора.

  АЛ: А, ну да, Минздрав же с курильщиками борется…

  ДГ: Губернатор в регионе отвечает за все, в том числе и за курильщиков. И ему каждый день  приходится решать вот такие конкретные задачи.

  АЛ:  Вы правы, не очень она захватывающа эта ваша сфера — госуправление. Давайте  сменим тему. Пожалуйста, расскажите о вашей семье.

  ДГ: Женат, две дочери. Младшей 18 лет, старшей 24.Младшая закончила школу, поступила в МГИМО. Это был не мой выбор. Она, вообще, целеустремленная барышня, не знаю — в кого. Она несколько лет назад сказала, что хочет учиться в МГИМО. Я сказал, хорошо, Шура, если хочешь – надо поступить в лицей при МГИМО, чтобы закончить школу фактически при МГИМО. Она поступила и последние два года училась в этом лицее, неплохо его закончила. Целенаправленно и четко шла по выбранной стезе. А старшая закончила РУДН год назад, сейчас работает. Жена занимается телепроектами, второй режиссер, администратор. Первый режиссер отвечает за картинку, идею, творчество, а второй …

  АЛ: …за все остальное…

  ДГ: …организует весь процесс – чтобы актеры были вовремя, чтобы привезли реквизит… Нервная работа. Но Мария справляется, опыт работы в Московской службе спасения.

  АЛ: Как вы познакомились?

  ДГ: На дискотеке в парке Горького. Я пришел с другом, к нему пришла его девушка с подругой, мы вот так и познакомились. Через неделю друг с подругой расстались. А мы уже 25 лет вместе.

  АЛ: Хобби?

  ДГ: Фотография. Люблю читать. Путешествия, конечно. Мне везет с работой: регулярные командировки позволяют перемещаться по городам. Я всегда беру фотоаппарат.

  АЛ: Фотография – с чего она началась?

  ДГ: В детстве у меня была удача. Я выиграл в лотерею. Мы летели с родителями на юг, я в аэропорту купил лотерейный билет. Он оказался выигрышным — либо 89 рублей, либо Зенит 12 СД, как-то так он назывался. Я взял Зенит. Мне тогда было лет семь.

  АЛ: Скажите, как вы к сигарам пришели? Отец курил?

  ДГ: Нет.

  АЛ: Отец военный и — не курил?

  ДГ: Он теперь иногда сигары со мной курит. Сигареты не курил не потому, что это вредно, ему не нравился вкус. Я в 31год  попал на Кубу. Там сидел вечером, пил мохито. Рядом человек курил сигару. Мне понравился аромат. И я закурил. Поскольку я курить не умел, я начал сразу курить красиво и правильно. И мне так понравилось!

  АЛ: А в Министерский сигарный клуб как попали?

  ДГ: Меня Алексей Лавров пригласил… Я не очень большой знаток сигар. Вы же надо мной иронизировали, когда я курил Torano Decadencia, которая соусирована портвейном, она сладковатая, многодымная. Я люблю Кубу, Никарагуа, Доминикану. Помните, я еще армянские сигары привозил.

  АЛ: А как ваша супруга Мария относится к тому, что вы курите?

  ДГ: Она тоже курит.

  АЛ: Сигары?

  ДГ: Да, но полегче – легкую доминикану, например. Не часто. Когда куда-то выбираемся, если особенно это на берегу моря, – она может стащить у меня сигару.

  АЛ: А дочери?

  ДГ: Дочери не курят. Хотя я никогда не запрещал. У меня есть фотография, где младшая, увидев, как я курю сигару, попросила попробовать. Она набрала в рот дым и сказала: фу, не вкусно.

  АЛ: Добрый папа.

  ДГ: Я считаю, дети должны сами сделать выбор. Так меня учил мой папа. Так я поступал и поступаю со своими детьми.

  АЛ: Вы везучий человек. Друг знакомил вас с подругой своей подруги. За тридцать копеек вы выигрывали целое состояние — лучшую советскую «зеркалку»… И сейчас — я представляю эту картину — вы приезжаете в Калининград, садитесь со стариком-отцом и курите сигары…

  ДГ: Да, это так, я счастливый человек.

  Сигарный портал публикует фоторепортаж «Куба глазами Дмитрия Гужели» 

WS7oj4zI.jpg
Оцените статью