Никарагуанский дневник. Часть вторая


23.02.2017


Сигарный завод – огромен, как любое большое производство: завод тракторный, нефтеперерабатывающий, сталелитейный. Если были хотя бы на одном из них, то сигарный представите без труда. Главное ощущение здесь – некоторой потерянности: начинаешь чувствовать себя муравьем. И понимать при этом, что продукция данного завода как бы и для тебя, но вместе с тем и не для тебя персонально и даже не для твоего муравейника, а для всех муравьев всей планеты. Так выглядит, например, сигарный завод Drew Estate. Сигары со вкусом мяты, лайма, клубники (продолжайте сами – и не ошибетесь). А также сигары, меняющие вкус от затяжки к затяжке. Нам говорят: все вкусы естественные, никакой химии. Я послушно записываю: «только натуральные ингредиенты». И вспоминаю, как один ученый мне говорил: если собрать всю клубнику мира, то ее не хватит даже на 30 процентов всего клубничного йогурта. То есть на клубничные сигары этого «натурального ингредиента», понятно, уже не остается.
  Сигарная фабрика. Классика. Здесь все понятно и все видно. Не только то, как крутятся сигары, но и как они создаются. На фабрике Эдуардо Фернандеса мы знакомимся с Арсенио Рамосом, лигадором, то есть создателем сигарных мешек – режиссером сигарного перфоманса. Ему 82 года. Выкуривает в день по 24 сигары. Спрашиваю: курить вредно?  В ответ он улыбается. Ну да, мог бы и не спрашивать, а просто смотреть, как он тестирует новую мешку. Но все же интересно, и я пытаюсь уточнить: что, кроме выкуривания ежедневно 24 сигар, нужно чтобы дожить до 82 лет. Арсенио отвечает: кофе, кефир, зарядка и иногда молодая девушка.
  Про натуральные ингредиенты на фабрике Эдуарда Фернандеса я не спрашиваю, т.к. понятно, что здесь обходятся без них. А если хотят чем-то обогатить свое курение, то берут к сигаре чашечку кофе или крепкий алкоголь. Мы курим с Арсенио Рамосом сигары и пьем никарагуанский кофе. Приятно. И особенно приятно видеть, как здесь общаются с нашими коллегами – Герардо Родригесом-Ревуновым и Артуром Шиляевым: видно, что эти наши парни здесь – свои. Свои не как клиенты или партнеры, а как равные.
  Дом сигар описать труднее. Те же галеры и прочие технологические отделы производства, но возникает понимание, что все, что делается здесь, делается не вообще для людей, а персонально для тебя. Таких производств, вероятно, не много. Но одно именно таково – это фабрика Герардо Родригеса-Ревунова. Гера – наш кубинец (отец кубинец, мама русская), работал на фабрике Partagas (седьмой разряд торседора – из девяти), на кубинском подпольном производстве, в России – на московской Siglo de Oro, а теперь – не порывая с российскими сигарами – открыл свою фабрику в Никарагуа. Здесь он выпускает «Евгения Онегина № 3» - того же, что делают и в Москве, но в другом покровнике и для других рынков, а также несколько форматов для Эдуардо Фернандеса, которые когда-то делал сам Фернандес для США, а потом забросил, но регистрация брендов осталась, и теперь можно, не входя в дополнительные расходы, торговать ими на крупнейшем сигарном рынке мира – американском. А кроме этого, Гера делает свои собственные бренды – Master Mason, Sabor Agonorsa. Мы смогли их оценить по достоинству: этими сигарами можно наслаждаться. Фраза немного «глянцевая», отдает рекламным буклетом, но в данном случае она на месте: мы курили ежедневно много сигар (правда, без кефира, зарядки и девушек), и нам было с чем сравнить. Я искренне любовался Герой, когда он водил нас по своему сигарному хозяйству. Так наверное Мичурин водил гостей по своим тамбовским садам, а Петр Первый показывал иностранным дипломатам прешпекты новой русской столицы.
  После фабрик – плантации.
 
   Андрей Лоскутов
   Видеоролик: часть I, часть II
   См. также текст: часть первая и часть третья
   Фото Ульяны Селезневой: часть I, часть II
, часть III, часть IV
К списку новостей