«Надо ехать в Баку»


25.09.2018


В самолете в Баку я снял с лацкана пиджака значок Российского сигарного союза и прикрепил эмблему Бакинского сигарного клуба. Я летел на шестилетие БСК. 
  БСК – серьезное сигарное объединение. Оно сумело завоевать уважение коллег из Минского, Рижского сигарных клубов, Российского сигарного союза – половина участников дня рождения БСК представляли гостевые клубы. 
  Не исключено – это последний «простой» день рождения БСК. Следующий, как сказали его сопредседатели Эмин Расулов и Фуад Фараджев (руководит клубом совет Кодекса из пяти человек), может стать Бакинским сигарным фестивалем. Идея Бакинского фестиваля обсуждалась во время нашей июньской встречи. Собственно, уже это заседание, посвященное шестой годовщине создания БСК, стало, по сути, трехдневным мини-фестивалем. 
  Накануне своего дня рождения клуб собрал гостей на pre-party в новом люксовом «DINAMO Hotel», где под аккомпанемент джаз-оркестра дегустировались сигары Siglo de Oro. 
  Официальный день рождения начался с мини-экскурсии по исторической Вилле Petrolea – бакинского дома (и одновременно офиса) легендарных братьев Нобель, управлявших отсюда нефтяной частью своей империи. Роскошная вилла, утопающая в зелени парка, была в тот день полностью в распоряжении Бакинского сигарного клуба. Здесь прошел чемпионат на длимнный пепел, за которым последовал традиционно-английский five o’clock с представителями лондонского “Dorchester Collection”, но по-восточному вкусными азербайджанскими сладостями. Закончился день гала-ужином с награждением победителей призами от S.T. Dupont, вручением клубу именинных подарков и сигарным мини-аукционом...
  А утром следующего дня мы уже были на экскурсии в Старом Баку. Экскурсовод Фуад Ахундов поразил нас своим перфомансом. Его Баку был Баку не из путеводителей. Его Баку - город, какого не знает, наверное, даже большинство бакинцев. Свои истории Фуад (в прошлом школьный учитель литературы) собирает не по книгам, а встречаясь с бакинцами – представителями известных фамилий, вписанных в историю города. Он автор многосерийной телепрограммы «Бакинские тайны». Нам повезло стать его слушателями и спутниками. Оцените, например, его фразу о начале архитектурного бума в Баку начала ХХ века:
- Когда шальные нефтяные деньги, помноженные на восточную широту, выплеснулись на бакинские улицы роскошными виллами и особняками, город вдруг увидел… и т.д. 
  И вот в такой стилистике, в таком великолепном русском языке мы провели почти три часа, не замечая времени и как бы проживая вместе с его героями - Тагиевыми, Ашурбековыми, Асадуллаевыми - фантастические взлеты, крахи, трогательную преданность женам (почему-то, как правило, русским), превращение фамильных  особняков в коммуналки, предательство друзей и верность слуг, переписывавших на себя, на пролетариев, имущество бывших хозяев, чтобы потом тайно им это имущество возвратить... Я с завистью слушал Фуада и, расставаясь, попросил – полушутя – провести экскурсию по Москве. «Могу, - серьезно сказал Фуад. – Но только по части Москвы – по Татарской слободе. О! Там есть, о чем рассказать».   
 Нас, проголодавшихся после более чем трехчасовой пешей экскурсии, уже ждали накрытые столы ресторана национальной кухни в Старом городе - «Ичери Шехер». Умножьте кавказское гостеприимство на сигарное братство и добавьте к этому невероятное разнообразие азербайджанской кухни – и вы сможете вообразить, что происходило за столами! Но самая веселая часть праздника пришлась на поздний вечер, когда мы, уже после ужина, отправились в самостоятельную (без Фуада Ахундова) прогулку по Старому городу  и оказались на улочке, которую обессмертил Гайдай в «Бриллиантовой руке». Первым решил упасть перед входом в аптеку (сейчас это кафе «Черт побери») Александр Андрюшкевич (СПб, Лошадиная сила), а затем начался массовый падёж афисионадо. Причем падения, мироновские подпрыгивания, реплики и даже мизансцена с двумя контрабандистами у входа в аптеку точно воспроизводили оригинал. Почему забывается одно и почему так прочно входит в нас другое? Вряд ли дело в том, что это другое – смешно и весело. Что-то должно быть в явлении очень особенное, чтобы стать частью национальной и личной культуры.
  Такое особенное есть и в самом Баку – ощущение комфорта. Я сажусь в такси, и водитель спрашивает – «Москва? Русский?» И тут же ставит диск, и я еду под «Без тебя мое сердце будет без стука. И вся жизнь моя будет полная скука» (по памяти воспроизвожу). Водитель смотрит на меня в зеркало заднего обзора и подмигивает – мол, для тебя, ну как? 
  Ну как? Здорово! Здесь все как бы только для тебя. Кажется, и само шестилетие бакинского клуба – то же для тебя. И мы все – Олег Педан, Андрей Асеев, Ирина Гузова, поднимаясь по приглашению тамады Эмина Расулова, чтобы сказать тост, говорим об этом: мы как дома. Здесь нас объединяет – да, сигара. Но и вот эта горбатая улочка, на которой мы падаем. И то, что прохожие останавливаются и смеются. И то, что машины, которым упавшие перекрывают дорогу, стоят подолгу и даже не сигналят. «Счастье – это когда тебя понимают» - помните, как мы в школе писали сочинения на эту тему, пытаясь по-детски сформулировать то, что сейчас, взрослыми, мы так полно ощущаем в Баку… 
  Со значком БСК я и вернулся в Москву. Пришел на заседание Московского сигарного клуба, чем вызвал шутки товарищей о смене клуба и гражданства. Я с удовольствием рассказал о Бакинском сигарном клубе. «Надо ехать в следующем году в Баку», - сказал Сергей Шестернин.
  Надо. 

   Андрей Лоскутов,
   президент Российского сигарного союза,  
   фоторепортаж  Alexander Fly

_MG_4141.jpg

_MG_4177.jpg

_MG_4288.jpg

_MG_4330.jpg

_MG_4350.jpg

_MG_4363.jpg

_MG_4395.jpg

_MG_4459.jpg

_MG_4517.jpg

_MG_4528.jpg

_MG_4547.jpg

_MG_4762.jpg

_MG_4808.jpg

_MG_4856.jpg

_MG_5034.jpg

_MG_5074.jpg

IMG-20180917-WA0001.jpg

IMG-20180917-WA0002.jpg

IMG-20180917-WA0005.jpg

К списку новостей