Жесть на острове


15.06.2009


     К этому материалу не будет фотографий, поскольку фотоаппарат утонул. Утонули документы, деньги, телефоны, спальники, продукты питания, посуда. Едва не утонули и мы сами. Таким оказалось наше путешествие на остров.

    Три дня, не обещавших грозы

     В разгар зимы мы совершили путешествие на остров. Всем понравилось, и мы решили повторить поход, но уже летом. Сначала планировали на июль, но три свободных дня, удачно образованные Днем независимости, изменили наши планы.

     Мы двинули на безымянный полуостров в верхнем течении Волги. Конкретно на озеро Волго, чьи коричневые, похожие на крепкий чай воды (кругом торфяные болота) простреливает голубое русло Волги: наша главная река проходит здесь через целый каскад озер. От берега до берега - километра три. Простор завораживает. Теперь мы знаем, как безмятежная красота может в несколько минут превратиться в свою противоположность – в ужас.

     Практически все посмотрели в интернете погоду. Все радостно сообщали друг другу, что погода должна была быть хорошей или даже очень хорошей.

     Когда мы высадились на территории пансионата «Чайка» (где оставили на платной стоянке машины и арендовали на два дня лодки), очень сильно пекло – как перед ливнем. Но почти никто июньского дождя не боялся. А мне, например, даже хотелось немного промокнуть.

     Мои желания начали сбываться сразу, едва мы отчалили от берега. Ветер стал так болтать нас по волнам, поднимать такие фонтаны брызг, что мы быстро и основательно промокли. Это только прибавило веселья. Мы зло шутили – что будет, если лодка, где находятся наши вещи, перевернется? Как мы мокрые переоденемся в еще более мокрое?

     Сильный ветер разметал нас по обширному плесу. И только по суете в передовой лодке, где была рация, мы поняли – что-то случилось.

    Мокрые, но довольные

     Примерно на полпути одна из лодок (она шла последней) перевернулась. Юля Апалькова, которая была в передовой лодке рядом с Александром, потом рассказывала, что Александр, услышав о перевернувшейся лодке, - стал белый как мел: там были его дети – шестилетний сын Гошка и племянник Андрей.

     С детьми все обошлось. Хуже пришлось двум девушкам из перевернувшейся лодки – Маше и Кристине. Еще хуже оказалось вещам – часть из них сразу пошло на дно, а часть стала разноситься ветром и волнами. Орущими от страха детьми умело занялась Маша – она сказала, что пираты часто попадают в шторм, и это иногда заканчивается тем, что они находят клад. А вещами занялся Виктор Несмиянов. Он, а потом и подоспевшие Николай и Александр, выловили то, что еще держалось на поверхности.

     Наступал вечер. Мы, мокрые, разбирали свои мокрые вещи – выливали воду из сумок, отжимали спальники. Впрочем, некоторые были лишены даже этого удовольствия – их сумки и спальники утонули.

     Дело несколько поправил шашлык, мастерски исполненный Сергеем Антоновым. Чуть хуже оказалось с водкой – я так до конца и не поняла, то ли она утонула, то ли быстро кончилась. Думаю, что второе. Всем было очень весело.

    На заметку путешественнику: что тонет

     На следующий день прибыли спасатели и егерь, вызванные Андреем Лоскутовым. Около часа мы кошками тралили на двух лодках дно на месте предполагаемого затопления. Предполагаемого потому, что тогда, в суете и страхе случившегося, никто не выставил буйка. С берега вчерашние свидетели советовали разное: один говорил взять правее, а другой – левее. Как оказалось потом, у того, кто советовал «левее», советы были не бескорыстны – в месте поиска стояли его рыбацкие снасти.

     Впрочем, егерь Алексей нам сказал сразу – шансы хоть что-то найти минимальны. Скорее всего, вещи не легли на дно, а встали в полводы.

     Что же потонуло? Это не опись похищенного стихией, а опыт, который нужно учесть.

     Документы. Но только те, что по неосторожности были оставлены в карманах вещевых сумок. Это известное правило – документы всегда при себе. Некоторые берут еще ключ - как символ, чтобы вернуться домой. Так, например, поступают альпинисты.

     Содержимое из дамской не застегнутой сумочки.

     Плотно уложенные сумки.

     Ну и, разумеется, тяжелые вещи, если только они не были вперемешку с нетяжелыми, которые какое-то время удерживали вес на плаву.

     Сигары в портсигарах, нераскрытые упаковки с чаем, а также с салфетками, бумажными платочками – все это, хоть и было выловлено, стало непригодным. Особенно жалко лимитированные серии Андрея Клочкова.

    … и что не тонет?

     Не утонул (он был в сумке) фотоаппарат, однако промок настолько, что из него текла вода. Не работает. И вряд ли его удастся починить. И это - участь всей промокшей техники, кроме одного прибора – когда спустя полчаса плавания подняли на борт большую сумку А. Лоскутова, в ней что-то жужжало. Оказалось, - электробритва (в походных условиях она может работать от батарейки). Она работала и во время вынужденного купания, и после него. И мокрая. И сухая.

     Что еще не потонуло?

     Рюкзаки тонули меньше. Им по сравнению с сумками надо отдать походное преимущество.

     Сумки из плотной ткани, даже и очень тяжелые.

     Не утонула гитара. Но, высыхая, стала горбатиться, пухнуть. И Леша Апальков бросил ее в костер.

     Сигары в тубусах! Montecristo Edmundo в ярко-желтых тубусах и похожие не черные торпеды Partagas Serie P 4 – они прекрасно смотрелись на волнах (особое спасибо за эти сигары: Юкке Свану, президенту Хельсинского сигарного клуба – за Edmundo и Виктору Тарновскому, Германия – за Partagas). Эти тубированные сигары показали великолепные плавучие качества и идеальную герметичность. К тому же Edmundo - одни из самых замечательных сигар для внешнего курения.

     Впервые мы оценили эффективность пластикового покрытия сигарных коробок. Во многих сигарных бутиках (в мире, в России – еще нет) при покупке целой коробки тебе ее тут же закатывают пластиковой пленкой. Я сама это видела у Жерар Ваэ, в его женевском Private Bank of Cigars. Одну такую коробку моя сестра Нина привезла специально для дегустаций. Мы хотели сделать на острове впервые в российской дегустационной истории open-air-testing. Марку и страну происхождения не называю – дегустация еще предстоит: сигары не пострадали! Просто мы были не в том состоянии, чтобы тестировать после шторма.

     Хотя в тот момент мы еще знали, что настоящий шторм еще впереди.

    Уха

     Утром мы засобирались домой. Нас сподвигла к этому ночь, проведенная во влажных спальниках – мокрыми они уже не были (их сушили целый день на ветру и у костра), но и сухими их назвать было нельзя.

     Однако утром начал подозрительно усиливаться ветер. И когда мы на четырех лодках вышли в озере, бушевал уже самый настоящий шторм. Виктор Несмиянов настоял на возвращении. Он, видимо, первый понял возможность повторения вчерашнего дня.

     Мы вернулись. И на целый день стали пленниками острова – со стороны озера налетал ураган, гнавший огромные волны. Пушкинские «у самого синего моря» - это не про Грецию, где он никогда не был. Это, скорее всего, наши родные русские озера, которые иногда, не часто, но вдруг предстают перед нами настоящими морями – стихиями, перед которыми человек мал и беспомощен. В общем, озеро Волго стало морем, оно катило на нас реальные морские волны, высотой едва не в рост человека. Кто-то уже стал подумывать над тем, не разобрать ли вновь палатки.

     Нет, говорят, худа без добра. Добром оказалась уха – во время вынужденного ожидания Андрей Лоскутов приготовил мировую уху. Пластиковые ложки шуршали по пластиковым тарелкам. Как только уха была съедена, ветер стих. «Вот для чего все это был придумано, - философски заметил Сергей Антонов. – Чтобы нам повар, по совместительству наш президент, Андрей Лоскутов успел приготовить уху».

     Теперь мы точно знаем, что в клубе есть два проверенных шефа: по мясу – Сергей Антонов, по рыбе – Андрей Лоскутов.

    На чем покоится земля

     Через час мы уже плыли на лодках. Волны заливали нас, несколько раз начинался дождь – быстрый и крупнокалиберный. И вдруг прямо из озера выросла радуга. Яркие огненные столбы мощно шли вверх, потом коромыслом зависали над нами – над волнами, лодками, людьми, над уходящим днем и наступающей ночью, над нашими переживаниями и проблемами. Все двигалось - летело, текло, качалось, шумело - а разноцветные столбы стояли над нами не шевелясь. Так стоят властелины.

     Я подумала: а может, правда, наша земля покоится на чем-то более понятном и красивом, чем гравитация. Пусть не на китах. А, например, на таких радугах.

     Когда въезжали в Московскую область, дорогу нам перешли лоси – мама и два теленка. Они сделали это не спеша, не суетясь, как хозяева. После этого я спокойно заснула.

 

 

 

      Лика Лоскутова-Шангуа


К списку новостей