За права. Третий съезд


21.05.2014


 

   Третий съезд общероссийского Движения за права курильщиков состоялся в Москве. В рабочей встрече приняли участие представители региональных отделений организации, Российского сигарного союза, рабочих коллективов из Ростова-на-Дону и Нижнего Тагила. Открыл встречу проф. Михаил Барщевский, полномочный представитель Правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях, обладатель именной сигары-2013:
   «На моей памяти этот антитабачный закон, в той части, в которой он вступает в действие с 1 июня, – наверное, самый дискриминационный закон, который я помню и видел. И самый, с моей точки зрения, не умный. Потому что, когда речь идет о запрете рекламы табака, о том, чтобы табачные изделия не продавались на кассе в супермаркетах, - я могу это понять. Я могу понять тех, кто пытается предотвратить курение молодежи. Но когда принимается закон, являющийся законом о геноциде курильщиков, – я этого понять не могу. Главное, что он – бессмысленный. Он не будет исполняться.
   Я довольно часто летаю. Есть разные аэропорты, например – «Пулково» в Питере, где курить нельзя, и «Домодедово» или «Шереметьево» в Москве, где курить можно. В столичных аэропортах есть курилки, где можно спокойно покурить, в «Пулково» – курилок нет. И что, кто-нибудь думает, что в «Пулково» меньше курят? Конечно, нет, даже больше, потому что курят во всех туалетах. И никто с этим ничего сделать не может и не хочет. Самое интересное, что полицейские заходят в туалет покурить, а сотрудники аэропорта выбегают на улицу, потому что бояться курить в туалетах, ведь за это их могут уволить.
   Известно, что в России сфера услуг не дает такого процента ВВП, который она дает в западно-европейских странах. И сейчас по ней наносится колоссальный удар. Я хожу по ресторанам и разным заведениям и вижу, что там, где курить разрешено, – посетителей много, где нельзя, – гораздо меньше. Возникает вопрос – о чем думают наши законодатели, когда принимают закон, запрещающий курить в заведениях?
  Закон был принят без учета общественного мнения. Нельзя принимать законы, которые не поддерживаются большей половиной населения. Просто нельзя. Вы, наверное, обратили внимание, что сейчас очень модно выносить законы на всеобщее обсуждение – но по этому закону не было публичных обсуждений. Есть несколько лоббистов, которые пытались его протащить, исходя из самых лучших побуждений, и они это сделали.
   Цинизм этого закона заключается в том, что люди, его протолкнувшие и принявшие, прекрасно понимают, что соблюдаться он не будет. Конечно, Движение за права курильщиков будет сталкиваться с упреками, такого рода, что вы представляете интересы табачного лобби, как говорят и про меня. В такие моменты я всегда вспоминаю анекдот старых времен: «В обществе «Память» раздается звонок. – Здравствуйте, это общество «Память»? – Да. – Это Рабинович говорит. – Что тебе надо, жидовская морда? – Вы утверждаете, что евреи продали Россию? – Да, утверждаем. – А где я могу получить свою долю?».  Поэтому, когда мне говорят, что я представляю табачное лобби, мне хочется спросить – где мне получить свою долю? я же работаю. Вы представляете сегодня многомиллионную армию курильщиков, выражаете общественное мнение, поэтому я не исключаю того, что наши законодатели прислушаются к вам, по крайней мере, в части драконовских и необоснованных запретов, которые будут введены с 1 июня».
    Одной из первых и главных тем, обсуждаемой на этой встрече, стала «Петиция миллион» - инициатива, с которой выступили члены Движения за права курильщиков год назад, на Втором съезде. В течение полугода проводился сбор подписей за внесение поправок в антитабачный закон – заполненные бланки приходили из разных уголков России – итог работы – 103 557 подписей. Среди поддержавших кампанию Движения за права курильщиков – Михаил Боярский, Николай Сванидзе, Владимир Вишневский, Аркадий Арканов, правозащитница Людмила Алексеева, Андрей Орлуша, Александр Друзь, Валерий Сюткин, Андрей Макаревич, Алексей Алёхин, Гарик Сукачев, Андрей Житинкин, Леонид Жуховицкий, Геннадий Селезнёв и многие другие известные люди. В скором времени подписные листы будут переданы президенту РФ В.В. Путину.
   Как рассказал исполнительный директор Движения за права курильщиков Андрей Лоскутов, в настоящий момент одна из шести поправок, предлагаемых Движением на рассмотрение депутатам Государственной думы, - курение на транспорте рассматривается, что говорит о том, что работа людей, защищающих и отстаивающих права курящего населения страны, дает свои результаты.
   По итогам проведенной за прошедший год работы – мероприятий и дискуссий, которые проходили в Екатеринбурге, в Нижнем Тагиле на Уралвагонзаводе, в Ростове-на-Дону на Ростсельмаше, на Волгоградском тракторном заводе, в Новосибирске, Оренбурге и многих других городах, – была определена главная задача на следующий период – отстаивание двух основных позиций, в первую очередь – курение в трудовых коллективах.
   «Вопрос курения или некурения в рабочем коллективе должен решаться руководством, работником и профсоюзным комитетом. Что самое странное, курилки, о которых так много говорят, на всех этих предприятиях организованы, но не по закону, а по тому, как это должно быть для того, чтобы предприятие работало и выпускало продукцию. Как мне говорили рабочие и руководители этих заводов, мы выпускаем продукцию не по антитабачному закону», - подчеркнул Андрей Лоскутов.
   Инициативу Движения поддержали и представители рабочих коллективов Уралвагонзавода и Юг-мета, присутствовавшие на съезде. Так, заместитель руководителя первичной профсоюзной организации Уралвагонзавода Евгений Лотухин:
   «Я не курю уже много лет. Мне хорошо понятны как интересы курящих, так некурящих в этом вопросе. Я руководил литейным цехом десять лет. В цеху примерно 2500 сотрудников, мы работаем в круглосуточном режиме – четырехсменный график, то есть в смену 600-650 человек, из них половина – курящие, площадь цеха – примерно пять футбольных полей. Следовательно, курящему человеку надо будет пройти все это расстояние, покурить, потом вернуться обратно – а когда работать? И как мы для себя решили эту проблему? Генеральный директор, еще до принятия государством антитабачного закона, запретил курение, разрешив курить только в специально отведенных местах. Оборудованные места для курения, регламентированный перерыв – это все помогло организовать само производство – четкая организация трудового процесса, дисциплина труда, но самое главное – возможность человека реализовать свои потребности. Потому что пока они не удовлетворены, все это будет сказываться на рабочем процессе», - рассказал Евгений Лутохин.
   «Антитабачный закон у нас не работает и никогда работать не будет. Число курящих рабочих на производстве   - около 60-80%. Еще до принятия закона, у нас в 2010 году пробовали вести борьбу с курением: запретили полностью курить в офисе, в цехе, на улице построили курилку силами рабочих. Через неделю – огромное количество больных: человек, работающий возле печи, выбежал на улицу в холодное время года... Те, кто был на производстве, могут представить: вот, я подхожу к человеку, работающему возле плавильной печи, и говорю ему: курить вредно. Как вы думаете, он меня поймет?! В результате, мы запретили курить только в опасных местах. Вообще, когда я впервые прочел этот закон, моя первая мысль была: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Чем больше заставлять человека бросить курить силой, тем сильнее ему будет хотеться курить. Закон в таком виде, как он есть сейчас, никогда работать не будет»», - сказал металлург Владимир Подлепенец, заместитель генерального директора ООО «Аксайская металлургическая компания», (холдинг Юг-Мет, Ростов-на-Дону).
   Поддержала свои коллег делегат съезда от Москвы Ирина Елизарова: “Сильно намудрили с этим законом. Он вообще не для тех, кто работает. У меня стаж двадцать лет, всю жизнь работала, вырастили двух детей. Дети, кстати, не курят. По работе – одни поощрения. У государства ко мне никаких вопросов не было. Теперь же почему-то государство меня невзлюбило. И только из-за того, что я курю. Странно, почему вдруг миллионы таких людей, как я, стали для родной страны неродными”.
  Второе направления деятельности Движения за права курильщиков – курение в заведениях общественного питания, где с 1 июня будет введен тотальный запрет. В ходе проведенного совместно с отельерами, рестораторами и барменской ассоциацией опроса выяснилось, что 85% владельцев заведений считают, что этот запрет нанесет удар по работе ресторанов, баров и кафе.
   «Здесь мы также придерживаемся позиции, что вопрос с курением-некурением в конкретной точке общественного питания должен решать сам ее владелец. Государству оставляется функция регулятора - определять правила и контролировать их исполнение», - пояснил Андрей Лоскутов.
  В Третьем съезде Движения за права курильщиков приняла участие одна из защитниц прав курильщиков, активно борющаяся не только за свои права, но и за права 40 миллионов граждан.
   Свою твердую позицию о табачном законе и дальнейшем возможном решении сложившейся проблемы в процессе рабочей встречи Движения за права курильщиков высказали представители региональных отделений, выступившие с докладами: Игорь Пузырев (Мурманск), Игорь Моисеев (профессор, руководитель «Погарской сигаретно-сигарной фабрики»), Александр Шевелев (Вологда), писатель Дмитрий Косырев, поэт Алексей Алехин, Дмитрий Шлаен (Екатеринбург), Ильяс Бозуркаев (Чеченская Республика), Михаил Балясников (Ижевск), Артур Шиляев, президент МСК, Ольга Беклемищева, Сергей Скобелев (Оренбург).
  Третий съезд обновил руководство организации: продлив полномочия сопредедателей Михаила Боярского, Михаила Леонтьева, журналиста Ольги Беклемищевой, избрал сопредседателями Геннадия Селезнева и Александра Друзя. Съезд утвердил исполнительным директором Движения Андрея Лоскутова, президента РСС.
   Заключительной частью встречи стала пресс-конференция, в которой вместе с участниками Съезда на вопросы журналистов отвечали заслуженный художник России Никас Сафронов и магистр игры «Что? Где? Когда?», сопредседатель Российской дегустационной комиссии Александр Друзь.

    Оксана Сергеева-Маленькая
    Видеорепортаж Сергея Борисова


К списку новостей