«Ромовый дневник» рязанца, или «Анадырь-2». День четвёртый


14.11.2017


Сегодня встаем затемно. Едем вдаль.
  Особенность рамы окна нашего номера – это напоминающий вьюгу звук во время любого ветра. Штормило. В эту ночь мы с Олегом чувствовали себя полярниками на зимовке, дожидавшимися прибытия ледокола. И когда утром я открыл занавески в предчувствии  снежной метели, – отлегло, лишь океан шелестел прибоем, где-то далеко горели ночные огни проплывающих мимо лайнеров.Я спросил у Олега: «Как думаешь, мне дадут медаль за многократный подвиг? Ведь каждый раз вставать в такую рань – сравни подвигу?!» Егоров пообещал похлопотать за это перед Раулем.
  На завтраке застал Александра Чурадаева и канадца Юрия Баранова с водкой в руках. Думал, совсем уже допились люди. Но нет! Деловое обсуждение продукции нашего заграничного друга. Юрий, в отличии от нас, приехал в Гавану работать - на выставку.
  Этот день мы начали поездкой в Вуэльта Абахо (регион Кубы, где выращивают лучший сигарный табак), в Пинар-дель-Рио на табачную фабрику «Francisco Donalien». По дороге туда заметили в небе сразу полтора десятка орлов, кружащих над одной точкой в джунглях. – Наверное, кто-то умер, - произнесли мы, не сговариваясь.
  На фабрике посетили производство, наблюдая за работой торседоров на «галере». Теперь я понимаю, почему нам категорически запретили снимать фото-видео. Дабы исключить документального позора, иначе я просто не могу назвать это действие. Помните, что, как правило, в коробке кубинских сигар две гаваны всегда на выброс? Так вот, лично убедился в том, почему так происходит. Из четырёх подсмотренных нами торседоров каждый крутил по-разному. Особенно запомнился один камарадо, который с завидным постоянством не докладывал в середину сигары большую порцию табака. Ну, так ему удобнее было крутить. Вспомните, как сигара, пройдя первую треть, умирала. И лишь самым настойчивым, промучив целую треть, удавалось ее оживить и прокурить дальше. Так вот, это эффект безалаберности того торопливого негра, а не ваше умение оживить сигару!
  Документально мною подтверждено (что ж, мы не русские что ли?! - и не снимем на сотовый там, где нельзя, тем более, когда тебя загораживают спины таких медийных на родине людей).
  Побродили по фабрике, посмотрели, как клеят банты, прикоснулись к самой лучшей профессии в мире, пообщавшись на контроле качества с дегустатором сигар. Он реально ходит на работу, как на праздник. Эх, если бы мне платили деньги за каждый выпитый тут ром...
  Следующим этапом нашего путешествия стала ферма Quemado de Rubí, где работает табачный фермер, удостоенный в 2008 году титула Человек года Habano, Эктор Луис Прието,  лучший на сегодняшний день табаковода Кубы. Легенда даже разрешил сделать с ним несколько снимков на фоне завоёванного им сигарного Оскара, так напоминающего «Железного дровосека» из известной сказки о другом волшебнике.
  Освальдо (его помощник), приняв от него эстафету, рассказал и показал нам почти всё, ничего не скрывая и даже разрешив съёмку. Поэтому в ролике потом можно будет послушать и проникнуться энергией этого мачо. Посетили Casa de Tabacо (амбара для сушки табака), где нанюхались и натрогались разноформентированного листа. Особенно запомнился эластичный тёмно-коричневый покровник. Выкурили по подаренной Беике и переступая через колоритных свиней, мимо кофейных кустов, направились к торседору. К своему стыду, я не запомнил имя этого благородного джентльмена, проработавшего более 40 лет на этом поприще. Открытое доброе лицо кубинца, натруженные руки мастера, виртуозно рождающего на свет одну за другой чудесно скрученные сигары. Это вам не… с предыдущей фабрики.
  Далее был дан в честь нашего прибытия обед. И мы с Олегом  стали обладателями полутора десятка великолепных сигар, нежно завёрнутых в кубинские газеты.
  Купив в дорогу в баре, в отличие от пойла «Кристал», лучшего кубинского пива «Буканеро», двинулись в долину Виньялес (ландшафт долины включен во всемирное наследие Юнеско), чтобы посмотреть на чудо – оазис между грядой величественных и лохматых от непроходимых джунглей холмов. Они называются Mogotes. Высота до 400 метров, а их возраст – 160 млн. лет. Эпически разрисованная 120-метровая отвесная стена с тремя красными мужиками надолго заставила нас у подножья задержаться и извести на «айфонах» всю плёнку. «Доисторическая фреска» художника Леовихильдо Гонсалеса, как потом оказалось, изображала доисторических людей и животных.
Президент РСС, позируя, чуть не вскарабкался по этой неприступной стене. Но отговоренный «паствой», передумал покорять «Эверест». Потом было несколько драматических фото с белым буйволом, где мы могли разом лишиться гениального поэта и труженика государственно аппарата. Пронесло.
  Саратов и Ростов оставили свои «вечные» надписи на листах вечнозелёного растения. Порадовались, что они не из Красноармейска на Амуре, ибо писать им было бы значительно дольше.  Опустошив пивной бар, пофотав орлов в ущелье, мы засобирались обратно, в Лос Пинос. Эх, всё-таки тут мне понравилось больше.
  Вечером был прокур «новой линейки» абакумовсих сигар под 15-летний контрабандный «Матусалем». Надеюсь, после написание этих строк Андрей не отсидит за это на Кубе какое-то количество лет. Если что – передайте ему пусть сошлётся на… мой художественный вымысел. И вообще, может я пишу все эти строки в дождливом осеннем рязанском офисе, перепив дешёвого «стокового» алкоголя?!
  Этот день закончили часу во втором ночи. В лобби отеля, где говорили о миропорядке, доедая свеженаструганную папаю под ромовые коктейли этой тропической страны.

   Продолжение завтра, 14 ноября

   Андрей Мовчан,
   Рязань-Куба,
   специально для Сигарного портала
  
См. также день: первый, второй, третий 
   Фоторепортаж - здесь


К списку новостей